г.Москва, Багратионовский проезд д.7 к.20В, офис 516

Адвокат не должен становиться соучастником преступления

Усачев и партнеры Адвокат не должен становиться соучастником преступления  Рассмотрим проблематику, связанную с хранением тайны в случаях, при которых доверитель может вовлечь адвоката в соучастие в преступлении. Кодексом о профессиональной этике адвокатов зафиксированы формулировки общих принципов отношения к работе, не содержа при этом конкретных составов. Общие императивы являются в значительной части философскими либо нравственными постулатами и не учитывают конкретные дисциплинарные проступки, являющиеся предметом рассмотрения дисциплинарными органами адвокатской палаты.
Принятые дисциплинарной комиссией решения вполне очевидны и понятны для понимания. Какое-либо дополнительное регулирование означенного вопроса не требуется, поскольку судить о его правомерности можно в рамках имеющегося инструментария, заложенного кодексом. Всякий раз, рассматривая случай дисциплинарного правонарушения, комиссия по этике принимает уникальное решение, учитывая все обстоятельства того или иного происшествия. Результатом является принятие решения о том, совместим ли данный проступок с адвокатским статусом либо лицо, совершившее его, должно быть лишено этого статуса.
Свое решение комиссия таким образом основывает не только на конкретных предписаниях, но и на принятых в обществе представлениях, морали. Есть ли в поступках адвоката признаки виновного поведения, соответствует ли поведение этого лица высокому звания адвоката, может ли адвокат и далее с честью осуществлять свои обязанности? Не правда ли, невероятной представляется попытка формализовать все возможные составы и уложить их в КПЭА? Так и есть: в своей первой статье кодекс требует руководствоваться традициями адвокатуры и ее нравственными принципами, а также на принятых в профессии обычаях, в том числе и международного происхождения. Вот почему столь сложной представляется процедура принятия решения, почему решение вырабатывается не единолично, но только коллегиально наиболее авторитетными в членами сообщества адвокатуры. Формализовать все составы проступков (наподобие того, как сделано это в отношении уголовных преступлений в Уголовной кодексе) невозможно, почему и отсутствует кодифицированный список проступков членов адвокатских палат, а вопрос об отсутствии либо присутствии в поступках адвоката признаков нарушения норм этики принимается дисциплинарным органом палаты.
Что касается рассмотренного ранее вопроса, то и по поводу него можно сказать то же самое: совершен ли адвокатом безнравственный поступок, решала квалификационная комиссия. Выявленный в ходе ее работы вопрос можно вкратце сформулировать так: может ли в интересах своего доверителя адвокат преступить закон? Ответ на него, безусловно, очевиден.
В своей работе адвокат это воин в борьбе с беззаконием, и именно поэтому не надлежит адвокату становиться соучастником какого бы то ни было преступления, в которое оказался вовлечен его доверителя (да и любого другого по сути). Не преступление является объектом защиты адвоката! И не преступник. Адвокат стоит на защите права. Становясь же соучастником преступления, он перешагивает через высокие нравственные нормы, охраняющие адвокатскую профессию, тем самым покидая ее. Именно на праве высшей ценности, которую и отстаивает адвокат в ходе своей службы, построено все здание этических норм. Право включает в себя и право адвоката донести до суда либо других общественных органов ту информацию, которую он сочтет необходимым донести.
И именно на праве базируется уверенность, что никогда квалификационная комиссия не примет решения против адвоката в подобной ситуации. Ведь в противном случае адвокат не сможет отстаивать право. Безусловно, нельзя не согласиться с замечанием о том, что имело место формальное несоответствие деятельности адвоката нормам кодекса, касающимся сферы раскрытия адвокатской тайны, однако любые дополнения КПЭА в данной части излишни.
И все же проблематика возникшего разбирательства заставляет нас задуматься о том, сколь тонка грань, отделяющая профессиональную адвокатскую помощь от соучастия в преступлении. Весьма непросто иногда отличить консультацию от конкретных рекомендаций по минимизации наказания, и адвокату бывает непросто остаться вне подозрений в таких случаях. Нередки ситуации вызова профессионального адвоката в следственные органы именно как участника деликта. Минимизировать эти риски вот одна из задач адвокатского сообщества. С одной стороны, необходима протекция от претензий, а с другой, четкая убежденность каждого члена адвокатской палаты в том, что адвокат не может, не должен ни при каких внешних обстоятельствах и внутренних мотивах помогать доверителю в совершении преступления, поскольку оказывает поддержку доверителю лишь в рамках закона. Если же защита доверителя предполагает отказ от законных способов отстаивания права, в таких случаях адвокат не обязан хранить адвокатскую тайну.
Этическая комиссия ФПА РФ не раз рассматривала дела, в которых необходимо было найти разумный баланс между соблюдением интересов доверителей и риском стать соучастником преступления. Интересен с точки зрения этической стороны адвокатской практики и вопрос помощи в мероприятиях оперативно-розыскной деятельности в случае вымогательства взятки у адвоката должностным лицом. Пока самое главное в таких делах профессионализм адвоката, его желание защитить доверителя всем арсеналом законных методов и средств. Возможно, комиссия по этике сможет предоставить четкие ориентиры, которые помогут адвокату и не навредить доверившемуся его лицу и соблюсти законность. И, если адвокат вынужден сделать выбор, какими должны быть его действия. Возможно, будет выработан четкий и последовательный регламент, определяющий порядок оперативных мер.

Таким образом можно сделать вывод о том, что КПЭА в современной редакции не нуждается в каких-либо новеллах, досконально регламентирующих составы дисциплинарного правонарушения члена адвокатской палаты, однако было бы целесообразным дополнить кодекс максимально детализированным регламентом, которым могли бы руководствоваться адвокаты, попав в описанную ситуацию.

остались вопросы?

получите бесплатную консультацию по телефону
8 (495) 532-94-92

Услуги адвокатаСтоимость
КонсультацияБесплатно
Разовая помощь при проведении следственных действий, разовое представление интересов в судеот 25 тыс. руб.
Разовый выезд в ИВС или Сизоот 25 тыс. руб.
Защита подозреваемого - обвиняемого на предварительном следствии или дознанииот 150 тыс. руб.
Защита подсудимого в суде первой инстанцииот 150 тыс. руб.
Защита осуждённого в суде апелляционной и кассационной инстанцииот 100 тыс. руб.
Защита потерпевшего на стадии предварительного следствия и дознанияот 100 тыс. руб.
Защита потерпевшего в суде первой инстанцииот 100 тыс. руб.
Все цены являются ориентировочными. Окончательная стоимость услуг формируется после изучения всех обстоятельств дела и проведения необходимых консультации

НАМ ДОВЕРЯЮТ

Наши друзья, партнеры и клиенты

адвокат по уголовным делам в москве

профессиональный индивидуальный подход

Большой опыт

Успешный специалист, имеющий солидную практику и большое число выигранных дел

Специализация

Адвокат Александр Усачев специализируется в различных областях права

Разумные и гибкие цены

Цены на мои услуги определяются индивидуально – в зависимости от сложности дела и объема работы

Искреннее отношение к Доверителям

со мной просто и удобно работать, я всегда иду навстречу



ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!